Ваша корзина0 товаров в корзине
Корзина пуста
Steinway & Sons – это моя история: Санте Аурити об искусстве создания роялей 18 апреля 2021

Steinway & Sons – это моя история: Санте Аурити об искусстве создания непревзойденных роялей

Опытный столяр Санте Аурити размышляет о без малого четырёх десятилетиях работы в компании Steinway & Sons.

Ножки рояля Steinway & Sons модели Louis XV – это настоящий шедевр: мягкие, изогнутые, плавные линии поднимаются к изящно вырезанным цветастым мотивам, которые образуют собой венец. Безупречная резьба и подстройка деталей создают эффект целостности корпуса и ножек инструмента. Во многом именно благодаря конструкции и форме ножек рояль воплощает собой королевскую атмосферу восемнадцатого века, периода правления французского короля Людовика ХV. Потому, очевидно, что ответственность за довершение внешнего вида фортепиано – серьезный вызов.

Санте Аурити, виртуозный ремесленник и столяр, который работает в компании Steinway & Sons. Задачей Санте является довершение ножек и корпусов фортепиано не только для роялей Louis XV, но и для других, например таких, как модель Chippendale, вся линейка роялей Steinway & Sons Limited Edition, а также всех чёрных полированных роялей Steinway & Sons. В целом, если рояль вышел с фабрики в течение последних тридцати шести лет, существует большая вероятность, что к нему приложил руки Санте Аурити.

О его мастерстве в работе с деревом слагают легенды. Фактически, Санте не привыкать к популярности, связанной с его длительной карьерой в компании Steinway & Sons. О нем снимали репортажи в США и родной Италии, в Швеции и Южной Кореи. К тому же, он принимал участие в различных турне, где показывал свое мастерство на выставках и демонстрациях процесса изготовления корпуса роялей.

Когда Санте впервые покинул Италию, будучи еще совсем молодым, он работал в Германии на текстильной фабрике. В 1979 году он прибыл в Соединенные Штаты по приглашению родственника, который трудился мастером в отделе изготовления рам для фортепиано на фабрике Steinway & Sons.

«Я поговорил с ним, передал свое заявление, и на этом все», – рассказывает Санте. «Я начал работать в компании Steinway & Sons 14 мая 1979 года». Он вспоминает эту дату с гордостью. По словам Санте, в тот день началась его история со Steinway & Sons.

Не понадобилось много времени для того, чтобы навыки и гибкость Санте заметил старший мастер. После этого наступил десятилетний период путешествий Санте из одного отдела фабрики к другому. Сначала – работа в отделе по изготовлению рам, потом – работа со шпоном, позже – отдел изготовления резонансных дек. Каждое изменение оттачивало его мастерство, каждый новый процесс открывал ему больше знаний об инструментах Steinway & Sons. Он наслаждался полученным опытом и охотно встречал каждое новое назначение.

«Каждый раз, когда они нуждались в ком-то новом на процессе, то просили меня – Санте, можешь сделать это? Можешь сделать это? Когда бы меня не просили что-либо сделать – я брался и делал. И старался сделать это по-настоящему хорошо», –делится Санте.

«Я строю лучшие рояли в мире»

И он действительно это делал. Санте очень ясно помнит день перехода в свой нынешний отдел, хоть он и состоялся два десятилетия назад. «Мой руководитель Энди подошел и сказал мне – Санте, хочу поговорить с тобой», – вспоминает мастер. «Энди сказал: ‘Ты знаешь, что у нас тут есть один парень, который работает над особыми роялями – моделями Louis XV и Chippendale?’ Я ответил, что знаю. Тогда он продолжил: ‘Хотел бы ты перейти в тот отдел и работать вместе с ним и учиться у него?’» Санте отправился в столярный отдел и стал изучать это ремесло. Не прошел и десяти лет, как Санте уже работал самостоятельно и стал одним из самых уважаемых и редких фортепианных мастеров: столяром в Steinway & Sons.

Санте строит свою профессиональную жизнь вокруг Steinway & Sons, а его развитие стало неотъемлемой частью культового американского бренда. Обложка на его странице в Facebook изображает футболку персонала компании Steinway & Sons с надписью: «Я строю лучшие рояли в мире».

Заинтересованность Санте своим делом настолько передается другим, что его неоднократно отправляли в туры, во время которых мастер демонстрировал скрупулезный процесс довершение корпуса фортепиано. Он построил фортепиано Steinway & Sons, стоящие в витрине Стейнвей-холла на пятьдесят седьмой улице, в фортепианной галерее Steinway & Sons в Чикаго, и инструмент, расположенный в торговом центре на Лонг-Айленде.

«Клиенты со всего мира приходят и задают мне вопрос, и я рассказываю им, как изготавливаю корпуса, как работаю над ножками», – делиться Санте. «И считаю, что им очень интересно узнать об этом процессе из первых уст. Они открывают для себя что-то новое о данном ремесле, и я очень счастлив, что имею возможность это показать».

В свободное от работы время Санте любит готовить, проводить время с семьей и друзьями, или отправиться в долгую прогулку парками Нью-Йорка. «Это то, что я люблю», – делится Санте, – «прогуливаться парками. Я отправляюсь за город, иду на Лонг-Айленд, иногда еду на велосипеде, иногда – просто пешком. Иногда иду в Национальный парк Камсетт – он интересен тем, что практически безлюден. Долго идешь пешком и не встречаешь никого, не видишь ничего, кроме природы. Это я люблю больше всего».

Санте считает, что впереди у него еще много лет, которые он планирует посвятить делу. Мастер признает, что ему трудно представить свою жизнь без ежедневного ощущения деталей рояля в своих руках, без аромата опилок и без звуков сопровождающих работу с деревом. Фабрика Steinway & Sons находится всего в двух кварталах от его дома. И уже приближается сороковая годовщина со времени, как Санте впервые вошел в её двор.

«Steinway & Sons – это моя история», – говорит мастер о компании, так же как и Санте стал частью Steinway & Sons.