Ваша корзина0 товаров в корзине
Корзина пуста
История успеха Steinway: Всемирная выставка на Марсовом поле в Париже 1867 года 13 марта 2021

История успеха Steinway: Всемирная выставка на Марсовом поле в Париже 1867 года

Всемирная выставка 1867 года времён Наполеона III стала крупнейшей и самой масштабной из всех мировых ярмарок. Отмечая научные и промышленные достижения, Выставка собрала более 50 000 участников, среди которых была компания Steinway и более 150 других производителей фортепиано. Награждение компании Steinway золотой медалью Международной выставки, а также официальное признание превосходства роялей и пианино Steinway над изделиями конкурентов – всё это способствовало созданию международной репутации компании и её будущим успехам.

Предыстория Всемирной выставки

В 1864 году французский император Наполеон III заявил, что Всемирная выставка должна состояться в Париже в 1867 году, что совпадает с реконструкцией столицы Бароном Хаусманном и празднованием 15-летия создания II Французской империи. Площадь Выставки составила более 100 гектаров на Марсовом поле в сердце Парижа. Событие длилось в течение семи месяцев (с 1 апреля по 3 ноября) и привлекло более 15 миллионов посетителей. Центральным торжественным моментом, который состоялся 1 июля, стала императорская процессия под главенством Наполеона III при участии двенадцати других глав европейских государств, а затем – выступление французского министра, исполнение гимна Россини в сопровождении оркестра из 1200 музыкантов, а также вручение наград лучшим экспонентам.

Экспонаты демонстрировались в большом центральном корпусе, размером 32 акра, а также в почти 100 меньших зданиях. Они были структурированы по странам и по категориям. Участие в выставке приняли 50 226 участников, среди которых было 15 055 представителей Франции и её колоний, 6176 – из Великобритании и Ирландии, 703 – из США. Все они охватили различные сферы искусства и промышленности, включая ювелирные изделия, фарфор, мебель, драгоценные металлы, ковры, коляски, настенные и наручные часы, текстиль, инструменты, сталь, паровые двигатели, электродвигатели, научные приборы, машины, оружие и прочее. Акцент Выставки был сделан на освещении достижений прогресса века. Среди выдающихся новых изобретений было продемонстрировано гидравлические элеваторы и железобетон.

Всемирная выставка вручила около 17 000 медалей, сертификатов и других призов. Специальные благодарности получили изобретатели или разработчики трансатлантического кабеля, телеграфа, железной дороги, швейной машины и сельскохозяйственной техники. Менее 2% экспонентов получили престижные золотые медали. Конкуренция за золотые медали среди производителей фортепиано была заядлой.

Подготовка компании Steinway к Всемирной выставке

Впервые Вильям Стейнвей вспоминал о Всемирной выставке в своем дневнике осенью 1866 года, когда он провёл вечер, «писав по поводу Парижской Выставки». Компания Steinway & Sons уже выставляла свои фортепиано на Всемирной выставке в Лондоне в 1862 году и теперь стремилась показать свои новейшие инструменты в Париже. 8 октября Вильям Стейнвей, вероятно, писал письма Дж. К. Дерби, агенту Комиссии США на Парижской выставке, которая решала, каким предприятиям будет предоставлено пространство для демонстрации американских фортепиано, а также предоставляла информацию о том, как упаковывать и передавать инструменты.

К декабрю 1866 были избраны производители, которые представят американское фортепиано на Всемирной выставке. Компании Steinway было выделено пространство на 5 фортепиано, её конкурент – компания Chickering & Sons из Бостона – получила 3 ​​места, а компания Lindeman & Sons из Нью-Йорка – получила одно место.

В своем дневнике Вильям Стейнвей упомянул, что пишет «памфлет для Парижа». Вероятно, речь идет о создании брошюры, которая объясняет новый метод «перекрёстного размещения струн», при котором басовые струны натягиваются над остальными. Хотя система перекрёстного размещения струн не была новинкой, версия Steinway была первой, которая эффективно работала. Компания Chickering и большинство европейских фирм все-таки пользовались традиционным методом параллельного размещения.

В начале января в 1867 году Вильям Стейнвей снова «писал по делу Парижской Выставки». Эта запись, вероятно, касалась фрахтования корабля для его брата Теодора, который должен был представить семью на выставке. Этим кораблём фортепиано должны были отправиться в Париж. 20 января Вильям Стейнвей написал о «концерте, который состоялся в тот день в [Steinway] Hall, чтобы испытать наши фортепиано перед отправкой в ​​Париж». Этот концерт, вероятно, был неформальным мероприятием, на котором присутствовали технические работники Steinway, другие рабочие и их семьи. 9 февраля Теодор вместе с пятью фортепиано – двумя большими концертными роялями, одним роялем Parlor Grand, одним пианино, и роялем Square – отправились в Европу на пароходе «Union».

Steinway на Всемирной выставке

Источники отличаются в описании количества инструментов на выставке. Официальный французский отчет говорит, что 158 производителей выставили 338 фортепиано; в отчете США говорится, что 178 предпринимателей показали 356 роялей и пианино. Независимо от фактического числа, 5 инструментов Steinway привлекли особое внимание благодаря качеству их звука. Композитор Гектор Берлиоз сказал: «Их звучность замечательная и, по сути, благородная ... [Это] прогресс, за который все артисты и любители, одаренные деликатным восприятием, должны быть вам бесконечно обязаны». Так как многие другие производители фортепиано стремились перенять перекрестную систему натяжения струн компании Steinway, 28 апреля 1867 Теодор Стейнвей прислал телеграмму, в которой попросил Уильяма «немедленно выслать пароходом патенты».

За десять лет до Парижской Выставки Steinway & Sons получили патенты США на несколько новшеств, включая систему перекрестного размещения струн, улучшения защиты и позиционирования аграф (зажимы, которые держат струны на месте), а также – патент на цельную чугунную раму.

Интересно, что в те времена в компании Steinway считали свои патенты скорее средством рекламы собственной конструкции фортепиано, чем защитой своих нововведений в Европе. Во время действия Выставки Теодор читал лекции о конструкции роялей и пианино Steinway, распространил тысячи брошюр Уильяма на французском, немецком и английском языках с диаграммами, иллюстрирующими способ размещения струн, а также технические демонстрации звучания струн и компрессии резонаторной деки для представителей жюри Всемирной выставки.

Несмотря на то, что свободное распространение своей интеллектуальной собственности могло повредить продажам Steinway на европейском рынке в долгосрочной перспективе, это обеспечило немедленную положительную рекламу. Позже Уильям Стейнвей написал в каталоге Steinway & Sons: «Благодаря многочисленным репортерам разных стран, которые в это время собрались в Париже, [наша промо-кампания] обернулась настоящей золотой жилой. Её содержание, с рисунками, было воплощено в печатных отчетах Выставки в практически неизменном виде». Этот «благородный потенциал семейных нововведений», как утверждал Д. В. Фостл, вместе с положительными профессиональными отзывами, помог компании Steinway заручиться длительным международным признанием после Парижской выставки.

Награды Всемирной выставки в номинации фортепиано

Дневник Уильяма Стейнвея запечатлел его тревогу по конкуренции на Парижской выставке. Впервые он принял слова «золотая медаль для Steinway» в телеграмме рано утром 17 мая 1867. Не оставив никакого описания своей реакции, он, видимо, был взволнован. Но на следующий день, после некоторых обсуждений, Уильям «решил ожидать почтовое подтверждение, прежде чем разглашать получения золотой медали». 29 мая он провел вечер за «написанием письма в Европу», видимо, желая получить больше информации.

Через месяц Уильям увидел «официальный список медалей, присужденных американцам», вероятно, в New York Times. В тот день он с удовольствием записал, что «мы возглавляем список». Статья газете Times действительно определила компанию Steinway первой среди 16 лауреатов золотой медали из США. Компания Chickering была внесена в список под вторым номером, а следующие 14 золотых медалистов были представителями других категорий и не имели отношения к музыке. Несмотря на то, что в Times не упоминается ни слова о разнице между этими золотыми медалями, Уильям Стейнвей, очевидно, всерьез воспринял реплику из статьи о том, что награды были представлены «в порядке, в котором составлен [официальный] отчет».

Однако настроение Уильяма ухудшилось после обнародования официального заявления Всемирной выставки по церемонии награждения 1 июля. Компания Chickering не только выиграла золотую медаль. Ее руководитель, К. Франк Чикеринг, был награжден орденом Почетного легиона, французским эквивалентом рыцарства. Когда Уильям Стейнвей услышал эти новости, он пожаловался, что «на их предприятии большое празднование, в то время, как мы переживаем отчаяние из-за отсутствия новостей от Теодора».

3 июля настроение Уильяма снова улучшилось, когда он получил телеграмму «о том, что мы получили [нашу] золотую медаль раньше, чем Чикеринг. Наш флаг поднят, и [мы] телеграфирует к нашим главным агентам». Однако, Уильям все же хотел более детальной информации, и он написал в ответ «длинное письмо Теодору». На следующий день он получил еще больше хороших новостей из Парижа, хоть и не с Выставки: «Steinway награжден отдельной медалью от французского Общества изящных искусств (Societe des Beaux Arts) за лидерство в конструировании фортепиано».

Steinway против Chickering: первая золотая медаль и «война фортепиано»

Компании Steinway и Chickering начали ожесточенное противостояние за право похвастаться наградами Парижской выставки. 5 июля Уильям Стейнвей записал, что обе компании стали размещать рекламу в прессе Нью-Йорка. Эти объявления продолжали публиковаться практически ежедневно в течение около двух месяцев. Каждая компания претендовала на победу над другой. Для Уильяма эта так называемая «война фортепиано» была наиболее заметным аргументом, согласно которому предприятие получило высокое признание в Париже. В основе этих дебатов лежит более длительное и фундаментальное противостояние за лидерство между их альтернативными методами конструирования фортепиано.

Уильям был просто одержим в попытке подтвердить, что Steinway выиграл первую золотую медаль Всемирной выставки. Иногда он был сосредоточен на первенстве в хронологическом плане; в другое время – он рассматривал первенство с точки зрения качества. В любом случае, его обязанностью было утвердить преимущество Steinway над Chickering. На основании противоречивых доказательств из Парижа, рекламные объявления Уильяма неоднократно утверждали, что компания Steinway выиграла «первую золотую медаль наивысшей степени совершенства», которая была «чётко классифицирована первой в перечне заслуг и она возглавила наградной список». Компания Chickering, в свою очередь, неоднократно контраргументировала, что вручение ей ордена Почетного Легиона придавало «исключительное преимущество над ... другими наградами в области конструирования фортепиано» и благодаря этому Chickering оказывается «во главе всех остальных».

11 июля Уильям получил телеграмму от Теодора о «триумфе перекрестного размещения струн», опираясь на более конкретные оценки Выставочной оценочной комиссии в области конструирования фортепиано. Похоже, что Теодор изложил, по крайней мере, некоторые «подробности» награждения, на которые Уильям так долго ждал. На следующий день, Уильям написал статью, которую он назвал «Victory Overstrung» ( «Триумф Перекрестного размещения струн») – для издания New York Weekly Review, главного «адвоката» Steinway в прессе. В нем он рассказал о том, насколько фортепиано с перекрестно расположенными струнами превзошли своих конкурентов с параллельно расположенными струнами при определении победителей на Всемирной выставке в Париже. Он также осудил «злонамеренные» и «бессмысленные» нападки сторонников компании Chickering на перекрестную систему, а также утверждал, что орден Почетного Легиона был вручен компании Chickering благодаря ходатайству «влиятельных друзей» и не имеет никакого отношения к наградам за конструирование фортепиано.

22 июля Уильям Стейнвей с удовольствием записал получения очередной «телеграммы от Теодора, в котором говорится, что жюри [Всемирной выставки] показывает, что мы классифицированы выше, чем Chickering». Хотя и непонятно, насколько подробную информацию предоставил Теодор, его телеграмма, очевидно, была первой существенной информацией, которая подтвердила заявления Уильяма о первенстве компании Steinway в рейтинге наград в Париже. Два дня спустя, Уильям написал еще одну статью для Weekly Review, посвященную «новой перекрестной системе размещения струн фортепиано». Эта статья была более технической, чем первая, подробно описывая способ конструирования Steinway. Однако в то же время в ней высмеивалось «невежество», «абсурдность» и «пустая болтовня» лагеря Chickering, а также вновь подтверждалась претензия Steinway на «первую» золотую медаль.

Несмотря на хорошие новости от Теодора, Уильям все же стремился получить более конкретную и окончательную информацию. 4 августа он был «полон разочарования и гнева», когда получил «письмо от Теодора, в котором не содержалось свидетельство от жюри». Его пессимизм частично рассеялся через восемь дней, когда, наконец, прибыло заверение. Подписанное президентом жюри М. Мелине, в нем говорилось: «Я подтверждаю, что, по решению жюри Всемирной выставки, первая золотая медаль для американских фортепиано единодушно присуждена господам Стейнвей. Они являются первыми в списке». Хотя эти слова не точно документировали преимущество Steinway в любой детали, они, по крайней мере, предоставляли официальное одобрение рекламных претензий Уильяма. 17 августа вышла новая статья в Weekly Review, вероятно, написанная Уильямом. В ней объявлялся «Конец войны фортепиано» и заявлялось об «окончательной победе компании Steinway & Sons».

Однако Уильям еще не был полностью удовлетворен. В какой-то момент после получения свидетельства жюри он написал известному музыковеду и директору Брюссельской консерватории – Франсуа Йозефу Фетису, который работал над официальным докладом жюри фортепианного конкурса Всемирной выставки в Париже. Письмо Уильяма не сохранилось, однако известно, что в нем он просил предоставить конкретную информацию из официального отчета. 18 сентября Фетис ответил, что он не имеет права раскрывать содержание отчета, прежде чем он будет опубликован. Однако он еще раз подтвердил, что Steinway выиграл «первую золотую медаль для американских фортепиано», а также добавил, что жюри не учитывает вручения ордена Почетного легиона для компании Chickering. Уильяму придется ждать отчета жюри еще 7 месяцев.

Официальный отчет Всемирной выставки по конкурсу фортепиано

Официальный отчет Фетиса, обнародованный в марте 1868 года, содержал ответы на все вопросы Уильяма. Документ четко и явно провозглашал, что Steinway превзошел всех своих конкурентов.

«Секрет интересного звучания американских фортепиано», – писал Фетис, – заключается в прочности их конструкции .... Принцип прочности кроется ... в чугунной раме, которая отливается цельной и выдерживает натяжение струн лучше деревянного корпуса европейских фортепиано». Затем он отметил, что более тяжёлые струны американских фортепиано также способствовали лучшему звучанию, но «размещение их в вибрациях требовало энергичной атаки ..., что делает удар молоточка слишком ощутимым». Этот недостаток был особенно заметным в инструментах компании Chickering, которые звучали «отлично» в большом концертном зале «и на определенном расстоянии ... [но] с приближением к ним ... звук сочетается с мощным звучанием от удара молоточка, который вызывает раздражение от частых повторений». С другой стороны, Steinway решил эту проблему с помощью запатентованного метода перекрёстного размещения струн, что «в значительной мере устранило этот дефект».

Вывод этого отчета был триумфом: «фортепиано компании Steinway & Sons в равной степени наделены великолепным звучанием своих конкурентов. Кроме того, они характеризуются ещё неизвестными масштабами и силой звука, способного заполнить большое пространство. Блестящий дискант, поющий в среднем регистре и грозный в басах – их инструмент звучит с непреодолимой силой. Что касается экспрессии, нежных теней, разнообразия акцентуаций, то инструменты компании Steinway, безусловно, обладают большим преимуществом, чем изделия компании Chickering ».

Уильям назвал отчет «полностью прекрасным». За неделю он написал своим дилерам, что «наш успех доказан, а преимущество наших (фортепиано) над всеми остальными на Всемирной выставке в Париже полностью и официально установлено».

Продажи фортепиано Steinway после Всемирной выставки

Прежде чем вернуться в Нью-Йорк в декабре 1867 года, Теодор продал пять фортепиано, продемонстрированных на выставке. Один большой концертный рояль был приобретен баронессой мадам Ротшильд, другой – французской компанией-производителем фортепиано Mangeot Freres & Cie. Рояль A-188 Parlor Grand был продан графу Асарчефскому. Пианино и рояль Square были проданы европейским покупателям.